Танцевальные Интервью | DanzaLatina.ru



Виктория Щеглова Ritmo Dance

ritmo-dance.ru

Олеся: Всем привет! С вами Danza-Latina. Проект, в котором собрано актуальное расписание вечеринок, фестивалей латиноамериканских танцев. Сегодня у нас в гостях Виктория Щеглова – основатель школы Ритмо Дэнс.


Олеся:Вика, на сколько я знаю, ты уже давно занимаешься танцами. Можешь рассказать историю о себе. И свою связь с танцами.


Виктория: Танцами я занимаюсь давно, можно сказать 25 лет, с детства. Изначально я жила в военном городке, куда мужчины привозят своих жен. И многие из них, естественно, талантливые, преподают танцы. И я с детства занималась ими. Попробовала себя в разных стилях. В этом заложилась моя универсальность. Я начинала с классической хореографии, потом все переросло в аэробику, эстрадные танцы. И на сцене выступала в различных конкурсах, также была в подтанцовках. Так прошло мое детство. А когда попала уже в Москву, все завертелось, закрутилось, влюбилась в разные стили. В итоге остановилась сначала на Реггетоне - это вообще моя суперстрасть. Его еще не преподавали, только крутили на латиноамериканских вечеринках в Москве. Я как-то однажды попала на такую вечеринку и была так вдохновлена этой атмосферой, этой страстью, этой энергетикой, мне безумно понравилась музыка. И что самое интересное, у меня сразу получилось. То есть я почувствовала, я даже еще не знала, что у меня сразу получилось танцевать Реггетон. Потом я стала больше общаться с носителями, с кубинцами, бразильцами, другими латиноамериканскими представителями, тансовщиками, кто приезжал в Москву работать. В какой-то степени копировала их стиль, что-то узнавала на Ютюбе. В тот период времени было не очень много преподавателей, кто преподавал Реггетон, и фактически я училась сама с помощью копирования тансовщиками Латиноамериканской культуры.


Олеся: Ведь ты же по сути видела только движения. А ведь нужно объяснить ученикам, каким образом сделать какое-либо движение, это же сложно.


Виктория: Это сложно. Но у меня педагогическая семья. Я в каком-то N-поколении преподаватель: бабушки все преподаватели, но не танцев. Я сама по себе учитель физики. Моя основная профессия - учитель физики, педагог-психолог. Соответственно, преподавание я впитала с молоком матери и когда знаешь что и как делается, с точки зрения психологии человека, становится проще. На самом деле не очень сложно преподавать то, что ты очень хорошо знаешь: как физику, как танцы – не важно какого рода деятельность.


Олеся: Наверное, психологическое образование помогает тебе на занятиях с учениками, ведь для того, чтобы что-то донести - нужно тонко чувствовать ученика и понимать что ему конкретно нужно.


Виктория: Это да, тут самая сложность, что занятия не индивидуальные, а групповые. На занятии очень много людей и все они разные. Кому-то надо помедленнее, кому-то побыстрее, кому-то погромче, кому-то нужно больше хореографии, кому-то больше объяснения движений и вот людей удерживать в концентрации такой, чтобы все время было интересно и группа ходила постоянно-очень сложно, ведь все люди разные и очень тяжело. Но тут помогает методика. Опять же, поскольку я закончила педагогический ВУЗ составлять методики и вообще владеть этим прекрасным даром методиста я умею. Поэтому я разработала свою методику, как работать с учениками.


Олеся: Это твоя авторская методика?


Виктория: Это касается подхода к людям. То есть, нет как какого-то патента или «методики Виктории Щегловой», просто я знаю как сделать так, чтобы на занятии было интересно всем людям, умею это регулировать прямо на занятии.


Олеся: А ты берешь обратную связь у учеников?


Виктория: Когда преподаю я сама - я вижу это по глазам или по губам (смеется) или вообще по внешнему виду. Я вижу как человек меняется на занятии если ему что-то не нравится. Я вижу когда он смущается. Я, естественно, его подбадриваю. А в плане руководителя школы - конечно, такое бывает, поскольку у меня есть своя школа. Не все люди (Прим* ученики) это рассказывают и не всем преподавателям это сразу видно.


Олеся: Я уверенна, что у тебя масса положительных отзывов, но, наверняка, ложечка дегтя бывает. Расскажи, Как ты работаешь с отрицательными отзывами?


Виктория: Клиент всегда прав. В плане того, что если действительно какие-то недочеты возникают, то это вероятно с чем-то связано. Я сама по себе очень дипломатична. У меня с детства огромный плюс. Я никогда ничего не делаю сгоряча и даже если есть какие-то недочеты-пытаюсь в этом разобраться. Или это действительно, кто-то что-то недопонял, или что-то случилось, или человек такой сам по себе. Неизвестно. Конечно, с этим как-то работается, что-то исправляется, что-то улучшается


Олеся: Ты собираешь информацию о преподавателях?


Виктория: Естественно. Когда я к себе в школу беру преподавателей, мы делаем открытый урок, потому что одно дело, когда он работает в другой школе, не известно, как он там работает, что он там работает, нравится людям-не нравится. Я же не могу узнать, каков он в других школы. После того как преподаватель провел открытый урок, мне уже невооруженным взглядом видно какие-то недочеты, потому что я подмечаю все эти нюансы. А преподаватель вообще мог нервничать, переживать - все-таки это ответственно. И потом естественно спрашиваем у учеников «Что, Как?», например, обзваниваем их или лично спрашиваем после занятия. Если есть такие недочеты, то, естественно, сообщаем преподавателю, работаем, берем рекомендации.


Занятие должно по началу приносить возможность раскрепоститься и получить удовольствие от того, что первые шаги сделаны. На начальном этапе важно конечно обучение, но не настолько оно должно быть скрупулезное, точенное. Ученику начинающего уровня еще рано объяснять детально, на сколько переносится вес тела, на сколько градусов или на сколько процентов. Ему важно просто почувствовать, что у него уже начало что-то получаться. Соответственно, бывает ошибка преподавателей, они это не понимают и начинают как лекцию, монотонно. Но чаще всего, практика за мои 10 лет преподавания показывает, что такие люди танцевать начинают. Вначале нужно просто тело почувствовать, а потом уже до конца разобраться, что, куда переносится и так далее. Но я соответственно работаю с преподавателями. Объясняю им как надо вести занятие. Но у всех преподавателей есть свои пожелания, есть свои творческие изюминки, я всем даю возможность их проявить, ведь это интересно.


Олеся: Скажи, Вика, а как быстро ученики уже могут почувствовать свое тело на занятии и понять, что этот стиль танца я уже освоил?


Виктория: От учеников зависит. Многие только спустя год могут найти свой танец, походя "туда-сюда", "попробовав" разных преподавателей и потом только что-то найти. А кто-то сразу попадает в цель. Когда к нам приходят ученики, мы помогаем, потому что мы уже знаем каким людям, что подходит. Вряд ли человеку, который хочет познакомиться с парнем, мы посоветуем Стретчинг, то есть это более широкий подход. Это больше подходит тем, кто хочет гибкость. Мы помогаем им определиться, чтобы быстрее нашли то, что искали.


Олеся: А сколько сегодня направлений в твоей школе?


Виктория: Я точно не могу сказать, прямо цифра в цифру, но порядка 20 направлений точно есть.


Олеся: А какие направления, расскажи?


Виктория: Все делится на 3 основных направления. Это парные танцы (сальса, базача кизомба и надо добавлять другие стили: зук, например, сейчас есть). Есть направление "для девушек" я так называю. Это Стрип-платика, Бути-дэнс, Реггетон или Дэнс-холл и другие стили: джаз-фанк, хилс и много-много всего, боди-балет, например. Есть направление фитнес, когда девушки еще и активно над фигурой работают. Это Зумба и Стретчинг, есть еще Боди Мейд. Сама школа изначально у меня была по латиноамериканским стилям, а сейчас добавились другие востребованные стили.


Олеся: А по латиноамериканским направления у тебя преподаватели в основном русские? Или есть кубинцы-носители этой культуры.


Виктория: Я считаю, что в целом, кубинцы - это хорошо. И вообще любой латиноамериканец - это хорошо. Но не все они умеют хорошо танцевать. Это большой миф, что все кубинцы танцуют с детства, или бразильцы, или там кто-то еще. Поэтому есть и русские преподаватели, есть и латиноамериканские. Все зависит от профессионализма. То есть у нас работаю только те, кто действительно танцевать умеет.


Олеся: А если на категории разделить: иностранцы (кубинцы) и русские, скажем так, славяне, каков процент и тех, и тех?


Виктория: Русских больше, в любом случае. Кубинцев не так много в Москве, которые классно преподают. Естественно, русских больше, потому что стилей таких, где русские преподаватели преподают больше.


Олеся: А как ты выбираешь преподавателей?


Виктория: Тут 2 этапа. Первый - я смотрю лично. Я или знакома лично с этим преподавателей, или видела его в деле где-то: на вечеринке или в какой-то школе, или вообще, в целом, мне его порекомендовали. Пробуем. Были преподаватели, которые приходили и остались здесь работать. Пробуем с ними работать, потому что с кубинцами и вообще с иностранцами много нюансов.


Олеся: Какие нюансы? Какие сложности?


Виктория: Первое - это языковой барьер. Не все просто объяснить иностранцу, особенно русским языком. Они не пунктуальны бывают. Не из моих преподавателей, они у меня самые замечательные. Но есть такое, что они эмоциональные, больше любят поспать, отдохнуть.


Олеся: Вика, ты уже довольно долго, как ты говоришь, уже 25 лет танцуешь. А преподавательский стаж сколько у тебя?


Виктория: Порядка 10 лет


Олеся: Не устала ли ты за эти 10 лет?


Виктория: Я люблю свою работу, мне нравится преподавать и т.д., но совмещать с организаторской деятельностью - это очень сложно. Я никогда не планировала свою школу танцев. Я изначально хотела развиваться, как танцор, педагог. Это даже проще. Мне хотелось снимать с девочками клипы, участвовать в конкурсах, расти танцевально, ездить по городам, проводить мастер-классы. Но так случилось, что у меня образовалась школа танцев. И естественно на первые два года я выпала из танцевальной среды, потому что очень много времени приходилось уделять школе. Многие преподаватели, особенно у те, у кого уже есть успех на классах, идут тоже организовывать свою школу танцев. Но они не осознают на самом деле, что это сложно, что школа танцев-это не танцы, это совсем другие моменты. Уже совсем некогда придумывать связки, уже нет возможности вести группы, нет возможности снимать клипы. Надо изучать маркетинг, ЯндексДирект, SMM и много-много других страшных слов. Вобщем, на это все нужно время, силы и энергия и поэтому это очень сложно. Именно поэтому многие школы открываются-закрываются.


Олеся: А что было основным, когда к тебе пришла идея создания школы?


Виктория: Она пришла случайно. Я изначально занималась самобрендингом. То есть я позиционировала себя не как преподаватель какой-то определенной школы, я сама себя раскручивала. У меня был свой сайт он и есть http://vikadance.ru/ и я выкладывала туда сводки, где я преподаю. Я преподавала в 4 школах. И основная моя задача была, чтобы люди находили удобное место и время для себя. Много было учеников, кто-то может в эту школу, кто-то может в эту, и я не хотела, чтобы кто-то терялся. Я бы хотела, чтобы всем было хорошо. И старалась, чтобы не было предпочтения какой-то школе. Мне хотелось, чтобы везде было хорошо и мою работу ценили. И соответственно, на заработке это тоже отражалось. Я стала развивать свой сайт, в передачах сниматься, снимать клипы с девочками-ученицами. В какой-то момент (у меня уже был поток), мне стало не хватать тех школ, в которых я работала. И так сложилась, что получилась школа.


Олеся: То есть - это, по сути, совершенно случайно.


А на сколько ты чувствуешь разницу себя той, когда ты была преподавателем в 4-х школах и себя сегодняшней, когда ты основатель своей собственной школы?


Виктория: И там, и там есть плюсы. Первый плюс, когда ты просто преподаватель у тебя нет обязательств перед всеми: ты обязан только перед школой, то есть ты должен в определенное время провести занятие, сделать так, что бы люди удержались, чтобы всем понравилось, чтобы ученицам было интересно клипы с тобой снимать. Когда ты преподаватель, у тебя больше свободного времени на развитие себя, как преподавателя. Нет обязательств перед другими. Когда я организатор, я должна не только свои занятия проводить на высоком качественном уровне, я еще должна успевать следить за всеми бытовыми вопросами: за уборщицами. Сломался свет - я должна решить этот вопрос или попросить кого-то решить, преподаватель заболел - найти замену. Вобщем, много нюансов, это сложно и на саморазвитие уже меньше времени остается, но зато это приятнее, потому что когда просто группа: ученики (я их всех люблю), но когда тысячи благодарных людей, благодарных просто за то, что для них создан второй дом - это еще приятнее. И ради этого я все делаю.


Олеся: Здорово! Вика, а ты рассматриваешь свой проект, как коммерческий? Или это больше творческое дело жизни?


Виктория: Это дело жизни 100 процентов, потому, что какие бы сложно не были в моей школе (их было очень много) - я никогда не сдавалась, терпела и находила средства из-за того, что я считаю это делом жизни, а не просто коммерцией. Если бы был этап заработать деньги, я бы пошла не в школу танцев, а каким-нибудь коммерческим директором крутой компании. И просто деньги зарабатывала бы. А тут приходится вкладывать.


Олеся: Или бы применила себя в области физики?


Виктория: Или да, стала бы учителем физики. Там бы тоже преподавала. Там тоже ответственность, но не так много, как здесь.


Олеся: Не жалеешь, что не пошла в область физики?


Виктория: Нет, я совсем не жалею. Изначально, когда я училась на учителя физики, я уже преподавала танцы и уже знала, что учителем физики не стану. Но я с красным дипломом закончила, хотя учиться было сложно. Из 90 людей, принятых на наш факультет, закончило человек 20. Очень сложно. Физика-это очень сложно. Сложнее танцев. Но я закончила. Рада, что есть диплом, тем более "красный". Методика, педагогика все равно пригождается. Иногда что-то объясняю на занятии с точки зрения физики. Я люблю слово "инерция" и другие. Я все эти слова помню, и конечно не буду формулы ученикам рассказывать, но иногда говорю: "вы движетесь по закону инерции".


Олеся: А вообще, какая у тебя на занятии атмосфера царит?


Виктория: Я люблю драйв. У меня всегда очень много людей, но никого это не смущает, потому что занятие очень бодрое, веселое и стараюсь уделить внимание каждому. То есть все получают заряд и выходят со словами "Ах".


Олеся: А как структурно построено занятие? Именно твои занятия?


Виктория: Есть разминка, заминка, есть основная часть. В плане Реггетона, перед занятием довольно длинная разминка, потому что само занятие сочетает повторение базовых движений. Потом идет хореография. Но это не обязательно в такой структуре. Я это регулирую в зависимости от того, кто ко мне приходит. Потому что у меня нет закрытой группы, у меня разные люди приходят. Могут прийти девчонки, которые давно танцуют, могут прийти новички. И я смотрю по людям на разминке, кто ко мне пришел на занятие, как у кого получается и у кого какие слабые места: что у них не получается: встряски или вращения. И уже отталкиваясь от того, что у них не получается я дальше корректирую, что буду им давать. Я, с одной стороны, могу что-то запланировать, но могу в течении урока что-то поменять, потому что вижу, что им это необходимо.


Олеся: А возрастная категория у твоих учеников какая?


Виктория: У меня даже были женщины от 50-ти. На Реггетон приходили.


Олеся: А если в среднем взять?


Виктория: Лет от 25-ти до 35-ти


Олеся: А у учеников есть ли скованность на первом занятии?


Виктория: Естественно есть. Любое занятие, любая сфера деятельности, куда человек идет первый раз - это сложно. Конечно, есть люди коммуникативные, которые легко везде ориентируются, им нравятся новые люди, они приходят уже веселые, всех любят, все нравится. Но большинству людей сложно: новый коллектив. У всех непонятно что получается, у кого-то лучше, у кого-то меньше. Все чувствуют себя не в своей тарелке на первом занятии, отсюда больше стесняются. И задача преподавателя сделать этот этап как можно более комфортным, чтобы из ученика новенького он перерос в ученика постоянного. Я своим ученицам говорю, что первое занятие самое сложное. Уже на втором занятии ученицы чувствуют себя, как в своей тарелке, они уже в коллективе. Это на первом занятии кажется, что другие уже так много занимаются, а я еще ничего не умею, но все равно постепенно вливаются. Просто нужен контакт. На ученика не нужно давить, не нужно его высмеивать.


Олеся: Чтобы ты сказала новому ученику?


Виктория: Нет людей не способных, нет людей деревянных. Все сначала думают, что я такой деревянный, у меня ничего не получится, я никогда не затанцую. У нас, поверьте, танцуют все и у всех получается. Конечно, у кого-то быстрее у кого-то чуть дольше проходит процесс обучения. Но тем не менее, если есть желание, то обязательно должно получиться, потому что преподаватели опытны и могут сделать так, чтобы у ученика получилось у любого, даже у того, кото думал, что в жизни не затанцует.


Олеся: Вообще мужчины в танцах - это проблема?


Виктория: В нас в школе нет. У нас мужчин бывает больше, чем девушек на парных занятиях. У нас мужчин больше за счет того, что очень классные преподаватели мужчины. Естественно хочется учиться у них: есть Кабрал, Вильберто. Мужчинам не просто интересно прийти на занятие познакомиться с девушками, им действительно хочется, чтобы у них получится этот стиль, и они научились, поэтому мужчин очень много.


Олеся: Все же танцы - это больше хобби. Люди приходят после работы, после учебы. какая основная мотивация учеников на занятии, как ты думаешь?


Виктория: Я думаю, первое, - отвлечься от повседневной жизни: это и пообщаться, и зарядиться, и фигура, и взбодриться. Это слово обширное. Мы развлекаем людей, обучая танцам.


Олеся: Складываются ли у вас пары на занятии?


Виктория: И пары, и свадьбы. Естественно, когда танцуешь, бывает, искра пробегает. Раньше же все знакомились на танцах, и сейчас знакомятся на танцах.


Олеся: То есть ты некая сваха?


Виктория: Не я сваха, а стили танцев свахи.


Олеся: Ты связующее звено этих сердец!


Виктория: Это здорово, потому что, когда у людей есть совместное хобби-это сближает быстрее. Не обязательно приходить парой. Приходят мужчины отдельно, женщины отдельно, они меняются по кругу. Соответственно, во время занятия, пока все меняются по кругу, ты знакомишься со многими людьми, почти "Быстрые знакомства", только в другом формате. У нас есть есть опен-эйр в Сокольниках. Мы организуем по воскресениям в 18.00. При входе в парк Сокольники есть площадка, там, издревна, бабушки встречались, знакомились, влюблялись, там мы танцуем. Сразу как заходишь в парк Сокольники, слышна наша музыка, поэтому все идут туда. И очень много прохожих, которые видя со стороны, как танцуют люди: молодые парни, девчонки, разный контингент, мы проводим мастер-классы, а они смотрят со стороны и говорят: "А мы хотим также". И потом приходят.


Олеся: Здорово! А эти вечеринки до какого месяца?


Виктория: Пока холодно не станет. Даже когда холодно, этим летом нас погода не радует, выходные всегда прохладные, но танцы же горячие, поэтому никому не холодно, но в середине сентября придется закрыть.


Олеся: А какие направления?


Виктория: Сальса, бачата, кизомба


Олеся: То есть вы приглашаете диджея, который миксует треки?


Виктория: У нас вечеринки проходят на добровольных основах. Мы просто берем площадку. Да, у нас есть диджей, есть плей-лист, есть музыка. То есть это не специальная вечеринка, где нужна супер-подготовка, просто ставим хорошую музыка, мы же разбираемся в этом. Я даже сама иногда ставлю музыку, мои любимые плей-листы. Все танцуют активно.


Олеся: А какие у тебя есть еще планы по развитию школы: по развитию латиноамериканских танцев?


Виктория: Планов много. Я являюсь организатором фестиваля по Реггетону в Москве. Это первый фестиваль в Москве, где есть мастер-классы, обучение преподавателей, где есть выступления, где есть батлы, конкурсы, то есть большая программа. Почему-то раньше считалось, что Реггетон - не популярный стиль. Поскольку я уже давно в этом деле, считаю, что это моя обязанность организовать фестиваль по Реггетогу. Я в этом году тоже планирую его проводить.


Олеся: Когда он будет?


Виктория: Определяемся сейчас с датами. Будет много сюрпризов.


Олеся: А ориентироваться на какой период?


Виктория: Зимой, чтобы успеть подготовиться, потому что сейчас лето. Это о фестивале. Потом развиваем школу. У нас хорошо работает сарафанное радио. Ученики приводят друг друга, они затягивают в мир танца. Всем хочется окунуться в эту атмосферу "танцы-танцы", поэтому будем расширяться.


Олеся: Помимо сарафанного радио, как вы себя презентуете? Какая у вас есть реклама, пиар? Каким образом к вам приходят ученики? И почему именно к вам приходят ученики?


Виктория: Сарафанное радио самое основное. Все рассказывают, говорят какие мы классные, какая у нас классная семья: большая, дружная и естественно друг друга приводят. И стандартное-это группа вконтакте, которую мы ведем, сайт, реклама в интернете, "Сокольники" тоже приносят хороших клиентов, классных, которые остаются с нами на много лет.


Олеся: Ты дружишь со своими учениками?


Виктория: Да, дружу. У нас семья. Я как мама, несмотря на то, что ученики бывают не мои, например, из других групп, все равно все ко мне относятся очень хорошо, благодарно, поэтому дружим.


Олеся: Вы устраиваете что-то совместное помимо танцев, выездных мероприятий?


Виктория: У нас очень много всего. У нас есть планы на сентябрь.


Олеся: Мы что-то будем рассказывать о планах на сентябрь?


Виктория: Пока, наверное, рано. Следите за новостями. Вечеринка на теплоходе у нас была недавно, по Москве-реке катались.


Олеся: А есть фотографии?


Виктория: Да, фотографий много.


Олеся: А где их можно посмотреть?


Виктория: В группе вконакте.


Олеся: А как у тебя группа называется?


Виктория: Школа танцев Ритмо Дэнс


Олеся: Так одноименно и называется!?


Виктория: Да. Или на сайте Ритмо Дэнс.


Олеся: Я думаю, мы оставим ссылочку


Виктория: Да, спасибо. Можно посмотреть отчетный концерт и День рождения школы, в том году делали выезд в коттедж, куда ученики выезжали с преподавателями. В этом году погода плохая.


Олеся: Расскажи, что у вас в коттедже? Вы приезжаете, расселяетесь, включаете музыку? Расскажи подробнее.


Виктория: У нас это называется "подгужение". Мы круглосуточно танцуем. То есть как просыпаемся в 7 утра: в 7 утра звучит музыка, все танцуют


Олеся: На будильнике Кизомба?


Виктория: у меня до сих пор на будильнике не Кизомба, у кого-то да. Включаем музыку, танцуем, ведем классы, игры с утра до вечера. Вечером танцы, ночью танцы, едим, загораем. В этом году не стали проводить, потому что не очень хорошая погода, но все равно в следующем году будем проводить, так что присоединяйтесь.


Олеся: Вика, а много сил отбирает подготовка к мероприятию?


Виктория: Много


Олеся: Те эмоции, которые ты получаешь на самом мероприятии: на фестивале, на батле они перекрывают все труды, все те сложности, которые были в процессе подготовки?


Виктория: Чаще всего не успеваю смотреть за результатом, потому что много организационных моментов, но когда читаю отзывы-очень приятно. Я когда чувствую, что людям - это важно, нужно, когда им все это нравится, конечно, это того стоит.


Олеся: То есть ты себя посвятила танцам? Или в твоей жизни есть какие-то дополнительные проекты?


Виктория: Нет. Дополнительных проектов нет. В целом, есть одна идея, о ней потом расскажу.


Олеся: И снова, друзья, следите за новостями школы Ритмо Дэнс.

Вика, спасибо тебе за интересное интервью.

Друзья, с вами был проект Данза-Латина и мы были в гостях у Виктории Щегловой -основательницы школы танцев Ритмо Дэнс


Виктория: приходите все к нам в гости