Танцевальные Интервью | DanzaLatina.ru



Алайн

Они приезжают сюда с самых разных уголков земли и попадают в водоворот Московской жизни, растворяясь в нем. Такие разные – иностранцы в Российской столице. В Россию с любовью.


Я пришел к тебе сегодня, чтобы рассказать о своих чувствах, я хочу спеть тебе о своей любви, потому что ты здесь – у мен внутри. Ради того, что мир услышал эти слова, наш герой, в свое время, оставил все – семью, друзей и поменял шарм солнечной Гаваны на морозную улицу в Алтуфьево. Билет в один конец и ни шагу назад. Однако, теперь, 10 лет спустя, кубинский репер Алайн знает наверняка рецепт настоящего счастья и написан он по-Русски.


Алайн: Я музыкант и я пишу стихи, зарабатываю именно этим. Мое стремление, моя мечта – это Грэмми. Когда я получу Грэмми, хоть Латинский Грэмии – тогда я успокоюсь немножко.


Алайн: Я вообще занимаюсь музыкой с 93 года, когда началось вещание рэпа на Кубе. Только мы тогда начали с семплов, как бы от Американцев.


Алайн: Когда я начал, у нас ни кто не делал так, как сегодня. У нас есть Сальса, есть Меренга, совсем мало – рэп.


Алайн: Я уехал из Кубы, потому что я хотел чего-то добиться в этой жизни, быть кем-то, поэтому уехал. Приехал сюда – нужно как-то подстраиваться – климат, режим и т.д. Я быстро привык, на самом деле


Алайн: Я приехал с 200 долларами, 150 заплатил за комнату и осталось у меня 50 долларов. У меня 50 долларов в кармане, я поменял 40 долларов. На это купил дешевый газированный напиток, спагетти, майонез и яйца. Все, я неделю на этом продержался.


Алайн: Надо было, попросила Мама тогда, как только приедешь – позвони на Кубу, домой, сказать, что приехал и все хорошо. Но я понимаю, что у меня только 10 долларов в кармане и не вырисовывается – позвонить маме.


Алайн: Конечно, когда я позвонил, там не голос был, а просто был рев. Я прямо минуту, звонил с карты, тогда были карты, не как сейчас, я прямо минуты тратил – успокойся, я не звонил, потому что у меня не было денег, ты послушай меня, успокойся. Мама успокоилась и мы хоть 5 минут еще поговорили - я звоню сказать, что все хорошо. Я думаю, надо как-то оставить эти 10 долларов на чёрный день.


Алиса: То есть ты, даже при этом всем - сидя с пачкой майонеза, 10 яиц, спагетти и 10 долларами, считал, что черный день еще не наступил?


Алайн: Не наступил, конечно. Я же из Кубы приехал. На Кубе черный день – каждый день. Поэтому для нас это нормально.


Алиса: Дак а в Москве… ты знал что ты будешь делать, зачем сюда приехал? Как ты себе это представлял?


Алайн: Я прилетел, это было 19 мая, как раз последний снег. И я впервые в жизни, 19 мая, увидел снег. Было не много снега, но при этом все покрыто белым, не много градусов. Думаю – опа, приехал. Я приехал сюда, меня пригласили в конкурс по Меренге.


Алайн: На этом конкурсе я занял 2 место. Но не потому что я проиграл, я выиграл, но мне было сказано, что это конкурс для любителей, а я профессионал, поэтому мне 2 место. Мне тогда было все равно, потому что мне заплатили 6000 рублей.


Алиса: На Кубе, на 100 долларов, можно месяц наверно жить спокойно? Вот ты сам как примирился с этой мыслью, что это нормально, тратить 100 долларов в день на еду?


Алайн: Потому что на Кубе не найдешь таких денег. Если работать месяц – пахать, то да. А здесь просто пошел и заработал.


Вера: Дело в том, что период адаптации его, первые два года, прошел без меня. Мы уже начали общаться и жить в месте уже после того, как он 2 года здесь прожил, поэтому адаптация у него прошла без меня. Но я его поправляла - только Русский язык, я ему помогала. А так, не было у него никакой депрессии, ни чего, потому что он приехал и сразу же его включили в работу, так как он и танцует, и поет и вообще очень талантливый.


Вера: Одно дело, когда люди приезжают и сидят – ненужные. Сидят в своей, как говорится, коморке, куда их засунут жить здесь. Алайн не сидел, он был нарасхват, его везде приглашали – танцевать, потом он сразу же попал в группе – петь, у них было очень много концертов.


Алайн: На Таганской есть Кубинский ресторан и мы, значит, поехали туда и я начал танцевать и тогда у меня менеджер говорит – что ты делаешь, можно и здесь зарабатывать нормальные деньги, и это 3 день.


Алиса: В Москве у тебя сейчас такая очень яркая жизнь, правда?


Алайн: Да, очень яркая, на самом деле. Я занимаюсь тем, что мне нравится – это рэп, я занимаюсь музыкой, я преподаю танцы. У меня очень много учеников и честно сказать, они меня очень любят.


Алайн: В России думаю, что на Кубе все танцуют. На Кубе есть очень много тех, кто вообще танцевать не умеет, понимаете? Поэтому, когда я приехал сюда в клубы, где 50 человек танцуют Сальса, для меня это шок. Представьте себе, что вы приехали в Гавану и в центре Гаваны встретили тех, кто танцует Русские народные танцы.


Алайн: Почему в России говорят – холодная страна, зима и так далее, но они же понимают нашу культуру и мне это нравится, они хотят быть частью этого процесса.


Алиса: У тебя есть какое-то такое место в городе, которые ты настолько любишь, что тебе нравится туда возвращаться постоянно.


Алайн: Мне нравится в этом городе набережная, на которой, например, мы сегодня гуляем. Поэтому, на сегодняшний день, на набережной происходит очень много интересных вещей – люди танцуют Сальса, всякие разные танцы. Понимаешь, это стала современная Москва. Но в принципе, хочется больше, а здесь бизнес… он не всех принимает. Да, может быть такое, что – да мы талантливые, да мы пишем и это замечательно, но приходят и говорят – ой, ваши песни не формат. Мы хотим продавать свою музыку сегодня, когда мы молодые.


Алина Усманова Можно сказать, что есть недружелюбные города, не добрые? Москва добрая?


Алайн: Есть люди, с которыми мне удалось, слава богу, иметь дело или контакты - мне повезло. Вот просыпаешься на Кубе, вышел на улицу, не важно – знаешь-не знаешь – доброе утро, доброе утро, и вот, ты уже сел в автобус в другом настроении. А когда я в первый день сел в метро, они мне говорят – ты не услышишь никогда чего надо говорить, потому что не поймешь, ты сконцентрируйся на последнем слове. И у меня, припоминаю, было такое - «странные звуки». Думаю, господи, чего она сказала то? Китайский и Русский – это самый сложный язык во всем мире, поэтому да… Я думал, что если научился говорить по-русски – остальное вообще все ни почем.


Алиса: Как с девочками (дочками) ты – и на испанском, и на русском?


Алайн: Я сейчас на русском, потому не понимают по-испански. Они как бы все понимают, но им тяжело разговаривать, потому что они знают, что я знаю русский и поэтому они мне отвечают на русском. Но мы сейчас собираемся, как раз, поедем в Испанию, а там с ними на Русском никто разговаривать не будет.


Алайн: Мы играем в такую игру – надо сказать слово или фразу, а туда нужно добавить рифму. «Елки-палки, лес густой, идет дядя с колбасой.» Грубо говоря, и я знаю слова, что они подходят, но им сюда не место, поэтому мне пока тяжело. Кубинцы, которые здесь давно живут, они учат чисто на Испанском, но не получается. Мы можем разговаривать на Испанском, закончили диалог и я могу в конце тебе сказать – все давай, увидимся.


Алайн: Вообще то мне редко что-то снится. Если что снится, то бывает и такое, что на русском. Да, последнее время на русском.


Алайн: Та Гавана, которую я оставил, когда уехал, и та Гавана, которая сегодня – это просто… даже не знаю, как описать… На столько Гавана убита, не хочу никого обидеть, на столько все там плохо, на самом деле, потому что и асфальт с дырками, люди с ума сходят в плане того, что там делать нечего, там нет развития.


Алиса: Тебе не привыкать к высоким ритмам, потому что Сальса, Латиноамериканские танцы – это все про ритм, про ритм, да? Москва – это же очень пульсирующий город. В нем тоже есть это ощущение ритма?


Алайн: Да, я не могу теперь перестраиваться в обратную сторону, например, Кубы.


Вера: У нас такой темп в жизни, как заведенный. С утра проснулся – столько дел, столько всего, а они не торопятся ни куда – если они едут на машине, то это 40 км в левой полосе, в самом быстром ряду, они еле-еле тащатся. И он кричит им на русском – ну что ты!


Алайн: Говорят – вы Кубинцы такие веселы. Мы веселые, потому что у нас ни чего нет. На Кубе мы живем так – ладно, ни чего нет, я приготовлю себе, яйца пожарю. Вышел на улицу – со всеми съели, сыграли в домино, каждый собрал по песо, купили бутылку рома и мы вот так и живем. Как бы твоя голова отдыхает, но ты понимаешь, что сейчас лег спать, а на следующее утро просыпаешься, а у тебя в холодильнике позавтракать ни чего нет.


Алайн: Кубинцы сейчас здесь живут те, которые успели от туда уехать, они содержат свои семьи, как и я это делаю. Я, после того как приехал в Россию, я сказал – мама, выходи на пенсию, не нужно ради копейки работать, ты лучше живи дольше, я буду тебя содержать. На сегодняшний день там очень бедно, и это очень печально.


Алина Усманова Сколько бы не привозили нам сюда Кубинский кофе, готовят его все равно по-другому в Москве.


Алайн: Да, это не кофе. Кофе на Кубе… у нас специальная сушка, это называется капупэрэ. Варится все по-другому, поэтому получается очень вкусно, очень крепкий кофе. На Кубе, например, кофе подается не такими огромными частями, а меленькими чашечками.


Алайн: Это я вам приготовил «ПикапиаЛаманэро» - это мы любим на Кубе.


Вера: На Кубе очень комфортно. Я себя чувствую очень легко и хорошо. Мне там как-то на душе комфортно, мне там очень нравиться, мне нравятся люди, которые к тебе доброжелательны и открыты.


Алайн: Для меня Москва стала родным городом и Россия – вторая страна для меня, которая дала мне возможность, поэтому «у каждой семьи есть своя тарелка».


Вера: Мы познакомились на работе, я тогда танцевала Латиноамериканские танцы.


Алайн: Тогда я её и заметил, но мы так пересекались иногда на роботе.


Вера: Я приехала тогда из Бразилии, привезла Алаену диск.


Алайн: И она мне сказала, вот тебе подарок.


Вера: Потом Алайн меня поздравил с днем рождения.


Алайн: Пригласил в ресторан, мы там посидели, и тут она сама уже взяла и поцеловала.


Вера: Ну и, в общем, как-то вот…


Алайн: Не упустил момент.


Алайн: Я написал песню.


Вера: Да, песню он мне пел на свадьбе, песня собственного сочинения.


Алайн: Да, там есть стишок … … … … Я хочу тебе показать все, что у меня внутри, все, что я к тебе чувствую, к тебе испытываю и так далее.


Алайн: Красивая, изумительная и любимая. Да, поэтому мне очень нравится этот город, такого не встретишь ни где. Можно так сказать, я уже на половину стал русским.


Алайн: Когда я был на Кубе перед тем, как приехать сюда, я хотел, на самом деле уехать в Испанию, но можно так сказать, получилось так, что я не уехал в Испанию, остался в России, и у меня вот - прекрасная семья, дети, не жалею об это никогда.


Алайн: Я рад, что приехал в Москву 10 лет назад. То, что у меня есть – 10 лет назад можно было только мечтать и эта мечта до меня стала реальностью. На сегодняшний день ничего не страшно, страшно только за детей, потому что они у меня, сами понимаете, смугленькие, очень яркие.


Алайн: Считаю себя очень счастливым человеком, богатым – вот мое богатство, здесь.